саморегулируемая организация аудиторов

АССОЦИАЦИЯ «СОДРУЖЕСТВО»

член Международной Федерации Бухгалтеров IFAC
Вступить в сро аас
СРО ААССтратегия развитияСРО ААС на пути укрупненияСтруктураДокументы Высший орган управленияОрганы управленияПротоколыКомпенсационный фонд Комитеты и комиссииТерриториальные отделенияОтчетностьИски и заявленияПартнёрыФирменная символикаОбщая информация и контактыЧленствоПорядок вступленияВзносыРеестрыСвидетельство о членствеВыписка из реестраПорядок внесения изменений в реестрСаморегулирование профессииКонтроль качестваПовышение квалификации Подтверждение повышения квалификацииАттестация аудиторовДисциплинарное производствоМеждународное сотрудничествоМФБ (IFAC)Обсуждаем законопроектыУчастие в общественных организацияхПротиводействие коррупции и подкупу иностранных должностных лицАудиторамЗаконодательствоПравила и стандартыСовет по аудиторской деятельностиМСАМетодические материалыРазъяснения и рекомендацииРаскрытие информацииПресс-ЦентрНовости СРО ААСОфициальные новостиВестникПубликацииПодписка на рассылкуБаннеры

Член Международной Федерации бухгалтеров (IFAC)

EAK

IAAER

Краткий отчет встречи в Санкт-Петербурге 12 октября 2017 года


Итоговый отчет
по результатам встречи представителя Центрального Банка РФ,
руководителя Департамента корпоративных отношений Курицыной Е.И.
с аудиторским сообществом Северо-Западного региона (СРО ААС и СРО РСА),
которая состоялась 12 октября 2017 года

12 октября 2017 года в Санкт-Петербурге состоялась встреча представителей Банка России и аудиторов Северо-Западного федерального округа. В мероприятии приняли участие члены СРО Ассоциации «Содружество» и СРО «Российский Союз аудиторов» (Ассоциация) из Санкт-Петербурга и Ленинградской области, в режиме видеоконференции к участию во встрече подключились аудиторы Калининграда.
Со стороны Банка России диалог с аудиторами вела руководитель Департамента корпоративных отношений Курицына Елена Игоревна.
Со стороны аудиторского сообщества выступили:
Кузнецов Александр Павлович – председатель Совета Северо-Западного территориального отделения СРО ААС, генеральный директор ООО "АКГ ИНАУДИТ",
Козлова Людмила Анатольевна – председатель Правления СРО РСА,
Ахмедова Людмила Евгеньевна - член Совета Северо-Западного территориального отделения СРО ААС, директор ООО Аудиторская фирма "СЕВЕРНАЯ ПЧЕЛА",
Гузов Юрий Николаевич – заместитель председателя Северо-Западного территориального отделения СРО ААС, первый заместитель декана экономического факультета Санкт-Петербургского государственного университета,
Желтяков Дмитрий Витальевич – заместитель председателя Северо-Западного территориального отделения СРО ААС, член Правления СРО ААС, генеральный директор ООО «Аудит Санкт-Петербург»,
Крылова Елена Евгеньевна – председатель Комиссии по обязательному аудиту Северо-Западного регионального отделения СРО РСА, генеральный директор ООО "АФ "Хэлп-Аудит",
Кузнецов Дмитрий Михайлович – председатель Комиссии по взаимодействию с государственными органами Северо-Западного регионального отделения СРО РСА, генеральный директор ООО «НВК»,
Михайлович Татьяна Николаевна – член Правления СРО ААС, генеральный директор ООО "Аудит-Бизнес-Платформа",
Сударикова Ольга Адольфовна – председатель комиссии по бухгалтерскому учету Северо-Западного регионального отделения СРО РСА, генеральный директор ООО «АСТ-АУДИТ»,
Фрадина Татьяна Ильинична – заведующая кафедрой бухгалтерского учета и аудита Санкт-Петербургского государственного университета промышленных технологий и дизайна,
Чепик Наталия Александровна – член Совета Северо-Западного территориального отделения СРО ААС, директор по аудиту ООО «Центр налоговых экспертиз и аудита»,
Щеглова Наталия Николаевна – председатель комиссии по банковскому аудиту Северо-Западного регионального отделения СРО РСА, директор ООО «Исследования, консалтинг, аудит, разработки».

Дискуссия была бурной, эмоциональной и местами противоречивой (например, в вопросе о минимальной штатной численности аудиторов в аудиторской организации). Вместе с тем представителям аудиторского сообщества удалось показать единство мнений.
В ходе встречи аудиторы СЗФО отметили, что законопроект не доработан, содержит большое количество ошибок и противоречий, нуждается в серьезной корректировке с целью устранения внутренних противоречий и очевидных несоответствий заявляемой позиции.

Краткий анализ проблем законопроекта, на которые указали представители аудиторского сообщества в ходе дискуссии:

1. Статус Международных стандартов аудита

Законопроектом существенно ограничивается применение МСА при аудите ОЗО, заменяя их некими требованиями (инструкциями регулятора). В переходных положениях (статья 5 Законопроекта) прямо указано, что МСА действуют в РФ до первого изменения в них, а затем (решением прежнего регулятора) подлежат отмене. В результате в систему нормативного регулирования аудиторской деятельности МСА не войдут, их соблюдение не будет проверяться при ВККР, осуществляемом Банком России, а сам Банк России не обязан их соблюдать.
Курицына Е.И. пояснила, что такой цели разработчики не ставили, формулировки законопроекта некорректны и подлежат исправлению.

2. Статус квалификационных аттестатов аудитора «старого образца»

Было обращено внимание представителя ЦБ на то, что предлагаемая редакция п.4.1 ст.23 Федерального закона по сути устраняет возможность осуществлять аудиторскую деятельность с аттестатами «старого образца» с момента вступления ее в силу.
Представитель ЦБ пояснила, что цель разработчиков состояла как раз в обратном – не сузить, а расширить сферу применения «старых» аттестатов, а нормы законопроекта подлежат корректировке.

3. Запрет на осуществление всей аудиторской деятельности (включая сопутствующие аудиту и прочие услуги) в отношении ОЗО для аудиторских организаций так называемого «первого контура»

В предлагаемой редакции ст.5.1 устанавливается ограничение на любые аудиторские услуги, осуществляемые в отношении ОЗО, для организаций, не включенных в так называемый «второй контур». Таким образом, вводится ничем не обоснованное ограничение на деятельность для таких аудиторских организаций даже в случаях, когда такая деятельность не требует наличия статуса аудиторской организации (например, оказание бухгалтерских, консультационных и юридических услуг).
Курицына Е.И. пояснила, что целью разработчиков было установление такого ограничения только для заданий, обеспечивающих уверенность, а формулировки Законопроекта некорректны и подлежат изменению.
Также в ходе дискуссии было отмечено, что ограничение даже для заданий, обеспечивающих уверенность, в целом, а не только в отношении обязательного аудита также ничем не обосновано и является лишь ограничением доступа на рынок таких услуг для небольших компаний в случаях, когда аудируемое лицо не нуждается (или уже заказало) в услуге по подтверждению бухгалтерской отчетности в форме позитивной уверенности (то есть собственно аудита).
Было отмечено, что возможно достижение компромисса в этой части в последующих дискуссиях.

4. Требование к наличию одновременно в аудиторской организации «второго контура» руководителя по аудиту ОЗО и руководителя аудиторского задания по аудиту ОЗО

В законопроекте по сути вводится две обязательные (и разные!) позиции: аудиторская организация обязана назначить в своей структуре руководителя по аудиту ОЗО, одновременно она должна предъявлять определенные требованию к руководителю аудиторского задания по аудиту ОЗО.
Представитель ЦБ пояснила, что формулировки Законопроекта некорректны и во всех случаях разработчики имели ввиду одно и тоже лицо – а именно руководителя аудиторского задания по аудиту ОЗО, никаких специальных административных назначений в структуре самой аудиторской организации «второго контура» не предполагалось. Формулировки законопроекта в этой части подлежат уточнению.

5. Обучение аудиторов, занимающихся аудитом ОЗО, по каждому виду экономической деятельности аудируемого лица – общественно значимой организации

Предлагаемая редакция 307-ФЗ устанавливает необходимость проведения отдельного ежегодного повышения квалификации для аудиторов, принимающих участие в аудите ОЗО, по каждому экономическому виду деятельности.
В процессе дискуссии было отмечено значительное многообразие видов экономической деятельности в Классификаторе ОКВЭД-2 и фактическую очевидную невозможность прохождения повышения квалификации по каждому коду ОКВЭД (по каждой тематике экономической деятельности ОЗО).
Представитель ЦБ пояснила, что данная формулировка некорректна и является плодом разногласий между ЦБ и Минфином относительно требований к повышению квалификации аудиторов. По мнению разработчиков Законопроекта такое повышение квалификации должно осуществляться только отношении отдельных отраслей финансового сектора, но никак не в отношении всего многообразия общественно значимых организаций.

6. Критерии обязательного аудита

Было в очередной раз отмечено губительное для всего аудиторского рынка существенное ужесточение критериев обязательного аудита. Центральный банк в своих дискуссиях активно апеллирует к международной практике, защищая то или иное свое мнение, однако абсолютно игнорирует тот же опыт в отношении критериев обязательного аудита.
Было отмечено, что в России и на данный момент установлены чрезмерно жесткие (один из самых высоких в мире и самые высокие среди развитых экономик) критерии обязательного аудита, что уже сейчас приводит к существенному ухудшению качества финансовой отчетности организаций, не подпадающих под обязательный аудит. Впоследствии это выражается в ухудшении качества кредитных портфелей банков, а также в срыве исполнения государственных контрактов. В отношении унитарных предприятий за пределами Санкт-Петербурга и Москвы подчас полностью утрачен контроль за достоверностью их бухгалтерской отчетности в связи с тем, что ни органы Счетной палаты, ни Федерального казначейства, ни налоговые органы проверкой и тем более подтверждением достоверности бухгалтерской отчетности таких организаций не занимаются. Указанные обстоятельства порождют существенные риски несвоевременного выявления признаков банкротства, риски манипуляции данными финансовой отчетности в целях «выбивания» субсидий и установления высоких выплат по итогам работы руководителям таких предприятий, риски необоснованного завышения тарифов и т.п.
Было отмечено, что, например, Министерство культуры и подведомственные ему организации, Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства и иные министерства и ведомства являются государственными заказчиками по размещению государственных заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для обеспечения деятельности. На осуществление госзакупок выделяются существенные бюджетные средства. В составе конкурсной документации – бухгалтерская отчетность без аудиторского заключения.
Представитель ЦБ пояснила что целью разработчиков была защита предприятий малого бизнеса от чрезмерных и ненужных расходов в соответствии с поручением Первого заместителя Председателя Правительства РФ, а удвоение критерия «выручка» было вызвано необходимостью учесть почти двукратное понижение курса рубля, а также ориентир на положения законодательства о малых и средних предприятиях.
Такой довод явно несостоятелен, как минимум по двум причинам. Во-первых, аудиторскую проверку годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности за 2016 год прошли только 1,6% организаций из числа зарегистрированных в ЕГРЮЛ РФ юридических лиц. Во-вторых, при далеко небезупречном корпоративном законодательстве и слабом контроле по линии корпоративного управления только аудиторская проверка в большинстве случаев становится механизмом обеспечения прозрачности финансовой отчетности и сдерживающим фактором для менеджмента компаний в отношении ее «приукрашивания». Следовательно, пересмотр критериев обязательного аудита, бесспорно, не будет способствовать «обелению» бизнеса и повышению уровня его корпоративного управления, созданию по-настоящему работающей системы внутреннего контроля, переходу от политики уклонения от налогов к качественному налоговому планированию, росту стремления российских компаний представить прозрачную отчетность.
Аудиторы обратили внимание на то, что в российской практике подобное решение (увеличение финансовых критериев) уже было реализовано. С 01.01.2011, по инициативе Минфина РФ, Федеральным законом от 28.12.2010 №400-ФЗ финансовые критерии были существенно увеличены. Каков результат? Это помогло повысить надежность финансовой информации, представляемой организациями внешним пользователям? Очевидно, нет. Совершенно недопустимая ситуация с аудитом банков, что, собственно и привело к смене регулятора, – ярчайшее тому подтверждение. Удалось ли подобными мерами добиться повышения качества работы аудиторских организаций и оказываемых ими услуг? Как показала практика, скорее, наоборот.
Аудиторское сообщество призвало в очередной раз не губить аудиторскую отрасль и не подвергать существенным рискам экономику страны непродуманными действиями по якобы защите малого бизнеса.
Также было отмечено, что необходимо срочно и вместо ужесточения критериев обязательного аудита существенно расширить перечень случаев обязательного аудита, введя институт ситуационного аудита, когда организации не прошедшие аудит будут обязаны представлять аудиторское заключение при представлении своей бухгалтерской отчетности определенному кругу внешних пользователей (например, при участии в тендерах на государственные закупки, при предоставлении бухгалтерской отчетности в профильные министерства и ведомства в рамках осуществляемого ими контроля (надзора), при обращении за получением кредита, реорганизации и ликвидации и некоторых других). Также необходимо ввести обязательный аудит для всех организаций, использующих денежные средства населения, например, для управляющих компаний в сфере ЖКХ, организаций, являющихся субъектами государственного регулирования в части устанавливаемых для них тарифов, где выявляется огромное количество финансовых нарушений.
Стороны условились продолжить данную дискуссию в будущем.

7. Требования к численности аудиторов в аудиторских организациях

Аудиторское сообщество в целом выразило согласие с предложениями разработчиков Законопроекта о введении требования минимальной численности аудиторов в аудиторской организации, работающих по основному месту работы. Основным аргументом была необходимость выравнивания экономических условий деятельности между аудиторскими организациями, имеющими в своем составе трех аудиторов по основному месту работы, и теми организациями, которые собираются работать фактически на непродолжительный срок в высокий сезон, а в остальное время такие организации не несут экономических издержек по поддержанию штатной численности на минимально установленном уровне. В этом случае такие организации имеют необоснованное конкурентное преимущество при назначении цен на свои услуги существенно ниже рыночных (то есть создают условия для демпинга).
Было отмечено, что не существует надежных данных по тому, что организации с численностью свыше 7 и 12 аудиторов допускают меньше ошибок в своей деятельности. А приводимые представителями Банка России аргументы со ссылкой на данные Федерального казначейства по результатам ВККР являются лишь манипуляцией цифрами и статистикой, а не результатом серьезного и репрезентативного исследования. Было указано, что независимо от размера аудиторской организации (по количеству выдаваемых аудиторских заключений) при осуществлении ВККР органы Федерального казначейства осуществляют ВЫБОРОЧНУЮ проверку до 10 аудиторских заданий ЗА ТРИ ГОДА. В этом случае количество нарушений, выявляемых при таком ВККР, всегда ограничено количеством проверяемых заданий и по сути НЕ ЗАВИСИТ от размера самой аудиторской организации. Таким образом, ссылка на такую якобы статистику Федерального казначейства по результатам ВККР абсолютно не обоснована. При этом никто и никогда не запрашивал СРО аудиторов по такой статистике.
Также в ответ на реплику представителя ЦБ было отмечено, что аудиторская деятельность не требует концентрации капитала, ответственность аудиторских организаций не равна ответственности участников финансового рынка и прежде всего банков, где надежность в определенной степени зависит от величины капитала кредитной организации, а численность аудиторов – плохой и неудачный аналог капитала при сравнении с финансовым рынком.
В этих условиях ужесточение требований к численности организаций второго контура не приведет к увеличению качества услуг, а лишь приведет к искусственному ограничению конкуренции в пользу крупнейших аудиторских компаний и росту цен на услуги в отношении ОЗО, что вероятно и является целью лоббистских усилий таких крупнейших компаний.

8. Состав аудируемых лиц – общественно значимых организаций

В процессе дискуссии было отмечено, что в отличие от особенностей аудита по отраслевому признаку и прежде всего особенностей аудита организаций финансового сектора, не существует значимых различий между подходами к аудиту других видов ОЗО, например, никакой разницы нет между аудитом акционерного общества (либо ООО) с долей участия государства свыше 25% и аналогичной организации с полностью частным капиталом. Установление же столь широкого списка аудируемых лиц - ОЗО ничем не обосновано и является лишь способом ограничить конкуренцию на этом рынке.
Представитель ЦБ согласилась в процессе дискуссии, что целесообразно пересмотреть список ОЗО в сторону его уменьшения.
Так, представителями аудиторского сообщества было отмечено, что из такого списка целесообразно исключить:
- организации с долей государственного участия свыше 25%,
- организации, обязанные составлять, представлять и раскрывать консолидированную финансовую отчетность в соответствии с действующим законодательством, а также организации, которые представляют консолидированную финансовую отчетность в случаях, когда законодательством такое требование не установлено;
- публичные акционерные общества, ценные бумаги которых НЕ котируются на организованном рынке ценных бумаг.
Стороны условились направить свои предложения по данному вопросу в Государственную думу.

9. Государственная политика в области аудиторской деятельности, концепция аудиторской деятельности

Было отмечено, что на данный момент единая концепция развития аудиторской деятельности в нашей стране, как стратегия развития отрасли, ОТСУТСТВУЕТ, а государственная политика в области регулирования и реформирования аудиторской деятельности за период последних 10 лет была хаотична, подвержена сиюминутным частным интересам и не была направлена на долгосрочное развитие аудиторской профессии.
Несмотря на существующее Поручение Президента РФ Правительству РФ, Концепция на данный момент не утверждена, аудиторское сообщество принимало активное участие в подготовке проекта такой Концепции, но результат на данный момент НЕИЗВЕСТЕН, Концепция не принята. А существующее Поручение Первого заместителя Председателя Правительства РФ, в рамках которого и был во многом подготовлен рассматриваемый Законопроект, ПРОТИВОРЕЧИТ вышеуказанному Поручению Президента РФ, так как направлено на ужесточение регулирования в отрасли, существенное сокращение игроков аудиторского рынка, а также сокращение самого аудиторского рынка. Это не развитие – а деградация, иными словами, полная противоположность тому, что содержится в Поручении Президента.
Еще одним ярким примером отсутствия государственной политики является требование со стороны ЦБ РФ (п. 71.4 Положения Банка России № 454-П от 30.12.2014) представить аудиторское заключение по финансовой отчетности эмитентов ценных бумаг в срок до 4 апреля года, следующего за отчетным, иными словами, через одну неделю после истечения крайнего срока подписания годовой бухгалтерской отчетности. Даже при том, что аудиторы вынуждены будут проводить аудиторские процедуры до даты подписания полного комплекта годовой бухгалтерской отчетности, что противоречит самой сути аудита, установленных сроков явно недостаточно для качественной работы и формирования обоснованного мнения аудиторами. Также сложившаяся ситуация провоцирует выдачу заведомо ложного аудиторского заключения.
Следует отметить, что Президент Санкт-Петербургской ТПП господин В.И.Катенёв; Первый Вице-Президент и Генеральный директор Союза промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга господин М.А.Лобин и Президент Аудиторской палаты Санкт-Петербурга А.П. Кузнецов обратились 11 мая 2016 года к Председателю ЦБ госпоже Э.С. Набиулиной с письмом, в котором предложили исправить возникшую некорректность, однако получили формальный ответ, а изменения не внесены до сих пор. Более того, представитель ЦБ РФ Курицина Е.И. отметила, что считает такое положение правильным и предлагает в аудите активнее использовать информационные системы и технологии (IT), чтобы успевать готовить Аудиторские заключения к 04 апрелю.
Также было отмечено, что в последнее время аудиторская отрасль подвергается постоянному реформированию.
Так еще в 2010 году Президентом Д.А. Медведевым было указано на необходимость повышения прозрачности и надежности финансовой отчетности, а также в целом уровня корпоративного управления, где на ПОСЛЕДНЕМ (четвертом) месте стояли меры по повышению качества аудита финансовой отчетности. Можно констатировать, что за минувшие 7 лет из всех мер только реформам в аудиторской сфере уделялось серьезное внимание.
Проведено реформирование системы саморегулирования аудита (а фактически искусственное укрупнение саморегулируемых организаций), в настоящее время отрасль активно внедряет международные стандарты. И в этих условиях отрасли предстоят потрясения очередной реформы со сроками до 5 лет. Это свидетельствует об отсутствии четкой и последовательной государственной политики в области аудиторской деятельности, прямое следствие отсутствия Концепции развития аудиторской деятельности в РФ.
Представители аудиторского сообщества в дискуссии отметили, что нельзя принимать данный Законопроект в условиях отсутствия Концепции развития аудиторской отрасли.
Представитель ЦБ не стала комментировать данные заявления, объяснив, что государственная политика в области аудиторской деятельности по новому Законопроекту относится к компетенции Министерства финансов, а сам Законопроект был с ним согласован.
Было предложено представителю ЦБ рассмотреть вопрос передачи полномочий по регулированию отрасли от Минфина к Банку России отдельно от вопроса других изменений в Законопроект с тем, чтобы с одной стороны дать отрасли отдышаться и освоиться в уже свершившихся изменениях, а, с другой стороны, Банку России дать возможность адаптироваться к новой для себя роли регулятора аудиторской отрасли и подготовить обоснованные предложения по реформированию аудиторской деятельности, выработав концепцию путем совместных согласованных с предпринимательским сообществом и с самими аудиторами решений и последовательных шагов по их воплощению.

10. Ответственность за представление недостоверной финансовой отчетности, а также за уклонение от обязательного аудита.

В настоящее время фактически отсутствует значимая ответственность за уклонение от обязательного аудита, а ответственность за представление недостоверной финансовой отчетности не введена как таковая в правовое поле Российской Федерации.
Недавние громкие дела о банкротстве крупнейших компаний, например, ВИМ АВИА, Трансаэро напрямую связаны с недостоверной финансовой отчетностью этих организаций. В случае с ВИМ АВИА отсутствует информация о том, что компания с выручкой в 17 млрд рублей за 2016 год проходила обязательный аудит своей финансовой отчетности, при этом, глава Росавиации и вслед за ним Министр транспорта ссылаются на анализ такой отчетности, констатируя, что она отвечала всем установленным критериям.
Аудиторы отметили, что именно отсутствие ответственности, как за представление недостоверной финансовой отчетности, так и за уклонение от прохождения обязательного аудита стало одной из причин краха авиакомпании и страданий десятков тысяч людей, доверившихся, по сути, мошенникам. И в данный момент за это очевидное злоупотребление доверием клиентов и чиновников невозможно никого привлечь к ответственности.
А в случае с авиакомпанией Трансаэро аудитор на протяжении нескольких лет модифицировал аудиторское заключение, указывая, что активы и чистые активы авиакомпании чрезмерно раздуты и ничем не подтверждены. При этом ни чиновникам Министерства транспорта и Росавиации, ни менеджерам государственных банков, выдававших кредиты и одобрявших лизинг воздушных судов, дела до этой оговорки НЕ БЫЛО. И еще раз обращаем внимание, что никто так и не понес ответственности за недостоверную отчетность, что стало одной из причин банкротства этой компании. И действительно складывается впечатление, что понимания основной функции аудита у органов надзора действительно нет. Как будто бенефициаром аудита является не общество, не национальная экономика, а в лучшем случае - руководство и собственники аудируемой компании. В рамках такой логики 1,6% от зарегистрированных в России организаций, подлежащих обязательному аудиту – это неоправданно много, а упомянутая ранее «ВИМ-АВИА» при организационно-правовой форме ООО, вообще не обязана проходить аудит.
Возражения аудиторов против такой позиции трактуются ЦБ РФ не иначе как «плач Ярославны», нежелание аудиторов терять рынок.
Также сами представители Банка России неоднократно обращали внимание на то, что банки, у которых впоследствии отзывалась лицензия или которые подвергались санации, представляли недостоверную отчетность. Только почему-то каждый раз называется виноватым аудитор, стоящий в конце этой цепочки, в начале которой находятся кровно заинтересованные недобросовестные собственники и топ менеджеры таких кредитных организаций.
Было в очередной раз отмечено, что указанный Законопроект, имея одной из своих целей повышение качества финансовой отчетности, не может быть принят без одновременного введения институтов ответственности как за представление недостоверной финансовой отчетности, так и за уклонение от обязательного аудита. Эта проблема носит фундаментальный характер, и до тех пор, пока у высокопоставленных чиновников не будет понимания общественной значимости аудита, даже самые выверенные изменения законодательства отнюдь не гарантируют успешное развитие отрасли.

11. Требование к СРО аудиторов, концепция саморегулирования

В Законопроекте отсутствуют предложения, связанные с изменениями требований к СРО аудиторов. Очевидно, что предлагаемые новшества приведут к сокращению численности членов обоих ныне действующих СРО, что парализует систему саморегулирования.
Было отмечено, что декларируемая ЦБ и Минфином позиция о достаточности одной СРО в аудиторской отрасли противоречит действующему законодательству и создает риски чрезмерного контроля за деятельностью СРО, что приведет к выхолащиванию самой сути саморегулирования, когда СРО вместо того, чтобы работать со своими членами и реализовывать свои функции станут выполнять указания регулятора.

12. В целом данный законопроект противоречит принятой Концепции развития аудита в России, разработанной в соответствии с поручением Президента России ПР- 2629 от 19.12.15, и фактически превращает независимый финансовый контроль во внутриведомственный банковский контроль за подшефными ему организациями.

К проекту закона очень много замечаний и претензий, но особо было отмечено: «Банк России имеет право принимать решение о предоставлении по собственной инициативе аудиторской организации сведений о деятельности аудируемого лица для целей проведения аудита бухгалтерской (финансовой) отчетности». Все усилия Банка, исходя из предложенного проекта, сводятся к контролю за теми организациями в отношении которых, Банк России осуществляет надзор и контроль в соответствии с десятой главой Федерального Закона «О Банке России». Все предлагаемые поправки направлены на регулирование аудиторской деятельности, осуществляемой именно в этих организациях. И, таким образом, независимый аудиторский контроль за деятельностью предприятий по существу превращается в ведомственный контроль Банка России.
Напрашивается вывод, что независимый финансовый контроль в России не нужен.
В завершение состоявшейся дискуссии аудиторы поблагодарили Елену Игоревну Курицыну за содержательный и откровенный разговор, а также выразили надежду, что представители аудиторского сообщества будут привлечены к корректировке Законопроекта до его принятия Государственной думой.

Президент Аудиторской Палаты Санкт-Петербурга
Представитель СРО ААС Кузнецов А.П.
эл.адрес: kuz-inaudit@yandex.ru

Представитель СРО РСА Кузнецов Д.М.
эл.адрес: dmitry@nvk-audit.ru

25.10.2017 11:54

Подписка на рассылку новостей

© 2009-2017 САМОРЕГУЛИРУЕМАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ АУДИТОРОВ АССОЦИАЦИЯ «СОДРУЖЕСТВО»